Попытки уничтожения веры, религии и церкви, которые мы наблюдаем в истории, чаще всего похожи на борьбу с ветряными мельницами, что сопровождаются разворотом на 180 градусов и постройкой нового культа. Далеко за примерами ходить не надо, так как в нашей общей истории есть такое государство как Советский Союз, в котором по началу скидывали из храмов попов, а потом ударились в коллективный культ личности Ленина или Сталина, который был не менее фанатичен любой веры. Чем-то напоминает попытки Императора искоренить всю религию в Империуме, а в итоге ставшему объектом поклонения, вокруг которого была построена жестчайшая теократия.

Однако в нашем случае – создание нового культа стало нежеланным следствием. Был же эпизод, когда религию попытались намеренно вытеснить и заменить другим культом. Как вы уже могли догадаться, речь идёт о якобинском шабаше.

Главными идейными вдохновителями Революции во Франции стали философы Эпохи Просвещения, в первую очередь Жан-Жак Руссо. Однако, атеистами просветители не были, и придерживались деистического мировоззрения. Для них Высшее существо всё таки было, а вот святость церкви и сверхъестественность они отрицали.

Когда же французский плебс сорвался с цепи, то под горячую руку попали все, в том числе церковь с её моралью. Так, в последующий период общество либерализировалось и такая дивная для тогдашнего человека вещь, как атеизм смогла выйти за пределы салонов (читать: антикафе). И тогда лютая, дикая ненависть к религии тех адвокатов и журналистов, что взяли власть во Франции, смогла материализироваться. В стране началась дехристианизация государства. А благодаря таким персонам как месье Шометт и месье Эбер было создано что-то феерическое, под названием Культ Разума. Эдакий протопит “Новуки, что доказала”.

Католические церкви по всей Франции начали превращаться в храмы разума, которые наполнялись бюстами философов. Был этот культ и патриотическим, ибо около бюста Руссо красовались бюсты Марата, Шалье и Ле-Пелетье (мучеников революции). Внутри огромного собора Парижской Богоматери последователи культа построили величественный храм. На его фасаде была надпись Философия, и у входа также возвышались бюсты известных философов. В центре храма была построена искусственная скала, и на ее вершине горел факел светоч истины.

Были и свои обряды. Так в том же Величественном храме происходило следующее торжество, День Свободы. Из храма народ вступил в зал заседания Конвента. Впереди шествия шли музыканты и молодые защитники отечества, певшие патриотический гимн. За ними в красных колпаках шли республиканцы. Затем девушки в белых платьях с трехцветными лентами и венками. Они окружали женщину, олицетворяющую Разум. Она держала в руке пику и восседала на украшенном троне, который несли четверо мужчин.

Затем из храма выходила женщина в белом платье, голубом плаще и красном головном уборе. Это воплощение Свободы, перед которой преклоняются все республиканцы:

Снизойди, дочь природы, Свобода,
Пред тобою не раб, что был встарь;
Из обломков былого, руками народа,
Здесь воздвигнут тебе сей алтарь.
Торжествуйте, царей победители,
Низвергнувшие ложных богов,
И Свобода пусть в этой обители
Поселится на веки веков

При виде этого шествия в Конвенте всех охватил восторг. Трон богини Разума поставили напротив председательского кресла. Склонившись перед богиней, один из членов Конвента выступил с антихристианской речью и просил Конвент переименовать кафедральный собор в храм Разума, на что Конвент согласился. После этого пропели гимн Свободе.

Для изображения Свободы мы взяли не холодный камень, а безукоризнейшее произведение природы, и ее священный образ воспламенил все сердца, – говорил Шометт.

Во всех церквах в Париже и в провинции отмечались такие же праздники. В Страсбурге над входом в собор была надпись: Мрак отступает перед светом. Из собора была вынесена вся церковная утварь, внутри храма стояли статуи Природы и Свободы, по бокам которых помещались два Гения: один топтал разбитый королевский скипетр, другой держал пучок, связанный трехцветной лентой символ союза департаментов Франции. Рядом стояло три чудовища, изображавших католического священника, протестантского пастора и еврейского раввина.

Запрещался колокольный звон. Так, на местах колоколов ставили статуи Свободы. Как можно понять, эти деяния были весьма и весьма радикальны. И, что очевидно, столь радикальные действия могут быть отлично восприняты кафешной интеллигенцией, но уж точно не простым народом. Уж слишком сильно католицизм стал частью тогдашних французских людей, чтобы вот так взять и откинуть его. Была и более приземленная, не духовная причина. Так как уже не было святых дней, то у рабочих не было и выходных.

Культ Разума так же не мог заменить католицизм и по причине того, что он был не только антифанатичным, но и несерьёзным. Эдакое пастафарианство конца 18 века. Да и занимался этот культ в основном не созданием собственной доктрины, а в основном критикой христианства, его морали, его догм и т.д, не предлагая ничего в замен. Любили так же и поглумиться над былым духовенством, которое изображалось в самом смехотворном и даже отталкивающем виде, например, в клоунских колпаках или вооруженное кинжалами; исполнители смешивали обряды католической литургии с циничными выходками, уснащая их сквернословием; расхаживали в церковных облачениях, которыми накрывали также собак, козлов, свиней и, чаще всего, ослов, желая этим еще сильнее подчеркнуть свое грубое нечестие.

Таким образом, данное явление ударилось в абсолютный фанатизм, в своих насмешках и развенчании христианства, и перестало напоминать собой о том самом Разуме. То, что крестьяне довольны не были – это очевидно. Но недоволен был и Робеспьер. Идейный наследник Руссо, он не был атеистом, а сама идея атеизма казалась ему аморальной, безнравственной и даже аристократической (!). Он считал, что религия нужна в обществе, а Шометт и Эбер заигрались. И они были отправлены на эшафот, а их детище – Культ Разума – было уничтожено Робеспьером, и заменено Культом Верховного существа. Французский народ признает существование верховного существа и бессмертие души – стало красоваться на бывших храмах разума.

В итоге этот деизм вылился в особой культ, когда Робеспьер во время речи восславлял Верховное существо, и прославлял победу над атеизмом и своими противниками. Так, зацепившись за эту обрядность, бывшие церковники смогли сманеврировать, и заявить, что Верховное существо и есть христианский Бог, и этот культ лишь переходная стадия к возвращению христианства. Да и большая часть французов все ещё оставалась католиками, и эти новые культы, в которые игралась интеллигенция, не смогли заменить веру их отцов.

После падения режима Робеспьера пал и его культ. А последующие события смогли завернуть во Францию католицизм, хоть некий антиклерикальный осадок среди французов и остался.

5 Replies to “Попытки уничтожения веры”

  1. Го что нибудь про “революцию” 1968 во Франции расскажите, очень интересно вы пишите.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *