Замок был мрачен, и навевал жуть: тяжелые башни отбрасывали на землю зловещую тень, с карнизов скалились уродливые горгульи, за узкими бойницами плясал отсвет багрового пламени. Я стояла перед входом, собираясь с силами для последнего, решающего шага.
Ты сможешь, Диана, пробормотала себе под нос. Не зря же ты прошла шесть кругов

О да, это было сложно и страшно. Скорбящие нехристи и убиваемые о скалы сладострастники, гниющие обжоры, пожираемые Цербером гурманы, таскающие камни скупердяи и горящие в могилах еретики. Бесконечная драка гневливых и унылые утопленники. Чего я только не насмотрелась!

Но все это было ерундой по сравнению с тем, что предстояло. Недаром этих людей даже в седьмом круге ада поместили отдельно от остальных убийц, тиранов и насильников.
Хули замерла? Идешь, блядь, или нет? проскрипела с крыши кривобокая горгулья.

Я молча кивнула и зашагала по каменным ступеням, неловко волоча за собой большой чемодан на колесиках. Вскоре оказалась в просторном холодном зале, где возле камина сидели самые страшные монстры, порожденные человечеством. Увидев меня, из кресла поднялась красивая женщина средних лет. Правильное лицо выразило оживление, но дама тут же разочарованно протянула:
Не могли невинную девушку прислать, лет четырнадцати
Ваша светлость, не гневайтесь, я торопливо достала из чемодана стильно оформленную коробку. Корейская косметика, на гиалуронке. Больше не надо купаться в крови девственниц.

Прекрасные глаза Эржебеты Батори хищно блеснули, дама вырвала из моих рук вожделенный омолаживающий крем.
А мне и такая сойдет, раздался приятный баритон из угла, и передо мной замаячила высокая фигура в черном плаще.
Нет, мистер Потрошитель, я не проститутка, но вот Почки, правда, телячьи.

Получив вакуумную упаковку, убийца довольно заурчал. Я же прошлась по залу, раздавая резиновых кукол из секс-шопа, разноцветные парики вместо скальпов, а также детские раскраски для успокоения нервов.

В этом замке обитали маньяки и серийные убийцы. Сначала они были помещены в седьмой круг на общих основаниях, но так заебали своими выходками несчастных обычных убийц, насильников и богохульников, что демоны сочли за благо закрыть их в замке. Справедливо посчитав: главным наказанием для этих деятельных людей будет безделье.

Раздав подарки, я остановилась в центре зала и произнесла прочувствованную речь:
Дорогие маньяки! Только вы можете мне помочь! Вы проникли в самые темные тайны бытия, знаете самые страшные заклятия, и творили, не побоюсь этого слова, самые омерзительные дела. Я обращалась к болгарской ведунье Милене, таежному старцу Макарию, шаману Ыргыргыну, бокору Люкнеру на Гаити и даже на шоу экстрасенсов. Я занималась спиритизмом, обращаясь к духу Брюса, вызывала дьявола и всех его демонов, а однажды даже дошла до офиса самого Шефа. Никто не сумел спасти меня. Надежда только на вас, иначе пиздец. Помогите мне перестать хвалить книги Зотова!

В зале наступила мертвая тишина. Джек Потрошитель торопливо вернулся в угол, Тэд Банди разразился нервным хохотом, Жиль де Рё беспомощно, тихо заплакал. Смелее всех оказалась графиня Батори.
Мне жаль тебя, женщина, произнесла она. Но даже мы, самые страшные чудовища семи кругов, страдаем от этого проклятия. Мы тоже хвалим книги Зотова.
Как проснусь, блядь, утром, так ощущаю невыносимую потребность хвалить, плаксиво пожаловался из угла Потрошитель.
А я читаю и читаю, снова и снова, взвизгнул Чальз Мэнсон.
Уже до дыр в семи кругах зачитали все книжки, вздохнул Влад Дракула. Вот мне, например, больше всего Республика Ночь нравится
А мне Эль дьябло!
А мне, а мне Череп субботы!

Маньяки наперебой выкрикивали названия любимых книг Зотова, сборище все больше напоминало слет фан-клуба. Я упала в кресло, любезно подставленное Жилем де Рё, и разрыдалась.
Вы не понимаете! Каждый раз, когда выходит его новая книга, со мной какая-нибудь хуйня случается, пока не похвалю. То проступит на груди татуха с его портретом. Ну представляете? Лето, жара, а у меня между сиськами упитанная личность Зотова нарисована. То черти с потолка падают, когда я ванну принимаю. То сам Зотов в выключенном телевизоре появляется, и лезет наружу, наподобие девочки из Звонка. Хорошо еще, в силу упитанности не пролезает. Сил у меня, блядь, больше нет!

Эржебета обняла меня за плечи, зашептала что-то ласковое, Джек Потрошитель побежал за вискарем. Остальные смотрели сочувственно.
Погоди-ка, пальцы графини Батори вдруг впились в плечо, словно когти хищной птицы. Что, у Зотова новая книга вышла?
Ну да, Тиргартен, простодушно ответила я.
Дай! Батори вцепилась в меня, будто гарпия.
Дай, дай! подхватили остальные душегубы.

Со всех сторон ко мне тянулись жадные руки, лица были искажены алчностью и злобой, рты растянуты в хищном оскале.
Дай, дай, дай Тиргартен!

К счастью, у меня с собой была одна книга. Я высоко подкинула ее, маньяки кинулись ловить, завязалась драка за право читать первым. Воспользовавшись этим, я незаметно выскользнула из замка.
Все пропало. Больше идти за помощью было некуда

Теперь вы понимаете, почему я вынуждена хвалить новую книгу Зотова.

Ну, и собственно отзыв. Для начала откиньте все стереотипы. И самое главное отбросьте всё, что вы знаете о романах Зотова. Да, это трудно: читатель ждет бугагашеньки, как привык, а этого вдруг нет. Тиргартен полноценный психологический триллер-нуар, мрачный и кровавый. Там нет привычного стеба над попсой, политической сатиры, пародии на рекламу, перепалок между истеричной бабой и брутальным мужиком

Что есть? Охуительного накала саспенс, который и должен быть в триллере. Кровь, кишки, распидорасило это уж как водится, в традициях жанра. Убедительные главные герои на этот раз не пародийные, а настоящие: живые, яркие, страдающие. Фотографическая точность в изображении эпохи и главного исторического момента. При прочтении глав о взятии Берлина в памяти возникают черно-белые фото прошлого. Зотов специально ездил в Берлин, сверял на местности события, описанные в книге. Кстати, и все сцены штурма столицы Рейха воссозданы по историческим документам. Пожалуй, это самая сильная часть романа.

Для ориентировки постоянным читателям. Ближе всех к Тиргартену Москау, Сказочник, Эль Дьябло. Но в Тиргартене Зотов пошел дальше, отказавшись от стёба в принципе, оставив лишь тонкую иронию. Мрачная атмосфера, предельная историчность, полное погружение в эпоху, а на их фоне безумный, психоделический, крышесносящий триллер о маньяках.

Так вот. Я читала Тиргартен первая. Еще до вычитки и правки. Это великая книга. И чтобы не говорили: да она подружка Зотова, вот и хвалит. Я в свое время публично раздолбала две книги Георгия. А на одну даже не стала писать отзыв, потому что не понравилась вообще. О чем ему прямо и сказала.

Но Тиргартен Моя самая любимая книга самого любимого автора. Покупайте, читайте, перечитывайте. Это роман для ума и души. Он охуителен, правда. Зотов очень большой писатель. И не только по упитанности.

В общем, наслаждайтесь. Удовольствие гарантирую. И да Я вам завидую. Ведь вам только предстоит захватывающее открытие под названием Тиргартен. )))
Диана Удовиченко.

Купить можно:
Лабиринт

Читай-город:

магазин Молодая Гвардия:

МДК Арбат:

Книжный магазин Москва:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *